А. А. Майнулов. Финансирование войны

Мировая война стоила человечеству беспримерных жертв в виде человеческих жизней и сил и материальных ценностей. Если иметь в виду не только потери, непосредственно понесенные народами, участвовавшими в войне, но и те, которые, прямо или косвенно, были причинены как воевавшим, так и нейтральным странам, вследствие вызванного войной глубокого расстройства хозяйственной, общественной и интеллектуальной жизни во всем мире, то никакими статистическими подсчетами невозможно было бы подвести этот итог. Более или менее точному, хотя все же приблизительному, учету поддаются только цифры убитых и раненых (см. XL, прил., табл. 1–6), материальных потерь в виде разрушенного и погибшего имущества и денежных издержек, произведенных государствами - участниками войны на подготовку и ведение военных действий. Для вопроса о финансировании войны представляет интерес именно последняя цифра.

Стоимость мировой войны как сумма денежных затрат со стороны воевавших государств определяется не одинаково различными исследователями этого вопроса. Разница в произведенных до сих пор подсчетах зависит от периода времени, к которому они относятся, и издержек, принятых при этом во внимание. Главнейшие из этих подсчетов таковы: статистический отдел Генерального штаба Сев. - Американ. Соед. Штатов определяет прямые издержки войны, т. е. расходы, непосредственно связанные с ее ведением, в 186 000 000 000 долларов (около 361,5 млрд зол. руб. по паритету). Французский автор Шлепнер исчисляет расходы всех воюющих держав к началу 1919 г. приблизительно в 900 млрд франков (по паритету 337,5 млрд зол. руб.). Зелигман и Краммонд дают цифру 210 млрд долл., Богарт - 186 млрд долл., Готлиб - 192 млрд. Американский исследователь Фридмэн, приводя сведения последних четырех авторов, принимает в качестве приблизительной цифры расходов на мировую войну 200 млрд долл. (388,7 млрд зол. руб.).

Военные издержки воевавших государств в миллионах долларов за 4 1/2года, начиная с 1 августа 1914 г. (по подсчету Богарта)

Стоимость мировой войны превышает более чем в 11 раз общую стоимость всех войн за 120 предшествовавших лет (1793–1913 гг.). За это время было 17 более или менее крупных войн, которые стоили участвовавшим в них государствам 18 423 млн долл. (около 36 млрд зол. руб.).

Шлепнер рассчитал, что мировая война обошлась почти в 13 раз дороже всех войн, происходивших в течение предшествовавшего полустолетия. Что же касается отдельных войн прежнего времени, то стоимость их представляется ничтожной по сравнению с тем, что было израсходовано на мировую войну. По словам того же автора, Крымская кампания потребовала от Англии, Франции, России и Пьемонта 8,5 млрд франков (3,2 млрд зол. руб.). Франко-прусская война 1870–1871 гг. стоила Франции 10 млрд франков (3,7 млрд зол. руб.), включая контрибуцию, возмещение убытков пострадавшим общинам и частным лицам и пр., и Германии - 2 млрд франков (750 млн зол. руб.). Русско-турецкая война 1877–1878 гг. стоила 6,5 млрд фр. (2,43 млрд зол. руб.), а Русско-японская - 11 млрд франков (4,12 млрд зол. руб.) обеим сторонам. Колоссальная стоимость мировой войны распределяется неравномерно между ее участниками. Уже в первые месяцы войны выяснилось, что военные издержки держав Антанты в два раза превышают издержки Германии и ее союзников (Фогель). В конечном итоге на долю держав Антанты приходится в 2 раза больше издержек, чем на долю центральных держав и их союзников; неравномерно распределяются издержки и внутри каждой коалиции.



Среди держав Антанты первое место по величине военных издержек занимает Британская империя (Англия с колониями и доминионами), затем следуют Соед. Штаты, Франция, Россия, Италия, Бельгия, Румыния и Сербия. На противоположной стороне во главе стоит Германия, после которой следуют: Австро-Венгрия, Турция и Болгария. В сумму издержек входят и те средства, которые великие державы давали взаймы своим союзникам. Эти средства распределяются след. образом: Великобритания дала своим союзникам почти 8,5 млрд долл., Франция - 1,3 млрд, Германия - 2,2 млрд и Соед. Штаты - 9 млрд. В вышеприведенном подсчете междусоюзнические долги вошли в счет издержек как держав-кредиторов, так и тех, которые получили их, вследствие чего они считаются два раза. Если вычесть их из общего итога, приведенного выше, то чистые военные издержки, по исчислениям Богарта, составят 208 млрд долл.

Приведенные подсчеты дают только приблизительное представление о величине военных издержек или стоимости мировой войны. Это понятие само по себе очень растяжимо и по этому одному уже неточно. Кроме того, приведенные цифры получены, как указывает цитируемый автор, посредством перевода не-американских валют в доллары по монетному паритету. Таким образом, не принято во внимание обесценение европейских валют. Между тем, насколько значителен этот фактор, видно, напр., из того, что к концу февраля 1920 г. по отношению к американскому доллару английский фунт стерлингов был обесценен на 30 %, французский франк - на 64 %, бельгийский франк - на 62 %, итальянская лира - на 72 % и германская марка - на 96 %.



Источники финансирования войны. Для покрытия издержек по ведению войны существуют только три возможных источника, если не считать отчуждения территории и других государственных имуществ. Это - повышение налогов, внутренние и внешние займы и выпуски бумажных денег. Всеми этими источниками пользовались государства, участвовавшие в мировой войне. Но относительное значение упомянутых источников не было одинаково с финансовой политикой отдельных участников войны. В этом отношении определились два направления, которые можно назвать по странам, особенно резко следовавшим им, германским и английским, или англо-американским. Германия с самого начала войны положила центр тяжести ее финансирования на займы и эмиссию, рассчитывая, что ей удастся покрыть военные издержки из контрибуции, которую она возьмет с побежденных противников. "Те, которые вызвали войну, - заявил министр финансов Гельферих в Рейхстаге, - обречены влачить за собой через будущие столетия свинцовый груз этих биллионов". В другой своей речи тот же оратор сказал, что имперское правительство совершенно исключает покрытие военных расходов из налоговых источников, оговорившись, однако, что это, конечно, не значит, что в дальнейшем не придется прибегнуть к налоговому прессу, в особенности для платежа процентов по займам. В начале войны предполагалось, что война будет вестись на эмиссию и займы, а проценты по долгам будут оплачиваться из налоговых источников.

Германская система мотивировалась в печати следующими соображениями: 1) ряд налоговых реформ, проведенных до войны в империи и отдельных государствах, усилили налоговое бремя, вследствие чего трудно было бы получить от плательщиков значительные суммы на военные расходы; 2) требования, предъявляемые к платежным средствам населения, и без того всегда увеличиваются с самого же начала войны ввиду расходов, которые приходится производить гражданам для оказания помощи пострадавшим участникам военных действий; 3) сильное обложение уже в первый период войны неблагоприятно отражается на отношении населения к военным займам, без которых обойтись все равно невозможно, и сокращает источники для их покрытия; 4) начало войны, неизбежно связанное с нарушением нормального течения хозяйственной жизни страны и потрясением кредита, неблагоприятно для усиления налогового бремени путем прямого обложения; 5) косвенное же обложение исключается удорожанием жизни, вызываемым войной.

На основании изложенных соображений, Германией было обращено преимущественное внимание на кредитные операции и на использование Имперского Банка и других эмиссионных банков для усиления текущих средств государственного казначейства.

В Англии получил преобладание другой взгляд, в силу которого центр тяжести в финансировании войны должен быть положен на обложение и, прежде всего, на прямые налоги. Преимущества этой системы усматривали в том, что она с самого начала ставит население перед реальной необходимостью нести крупные жертвы для ведения войны и соответственно устраивать свою жизнь. Тяжелое обложение понижает покупательную силу населения и заставляет его сокращать свои обычные расходы, отказываясь от удовлетворения потребностей, не составляющих необходимости. Вместе с тем высокие налоги, отвлекая плательщиков от покупки предметов, без которых можно обойтись, сокращают и производство таких предметов, освобождая силы и средства для работы на оборону. Высокое обложение, ложась тяжелым бременем на граждан страны и урезывая их покупательную силу, сохраняет покупательную силу денег, и если не устраняет совершенно, то сокращает инфляцию со всеми ее пагубными последствиями. Обесценение денег, выражающееся в повышении цен на товары и удорожании жизни, в сущности, является косвенным обложением населения, крайне несправедливым и тяжким по своей неопределенности. Говоря об обложении, сторонники изложенной теории имели в виду прежде всего подоходный налог, который действительно и сыграл в Англии очень важную роль, как орудие финансирования войны.

Взвешивание золота во французском банке

В основе английской политики в области военных финансов лежала мысль, что тяжесть войны должна ложиться, главным образом, на поколение, ведущее ее, и не может быть перелагаема на будущие поколения, у которых будут свои заботы и потребности и, может быть, и свои войны. Богарт характеризует английскую систему финансирования войны как "налоговую политику, подкрепленную кредитом, хотя во все времена зависимость от займов была сильнее, чем пользование налогами".

Ллойд-Джордж, внося в палату в качестве канцлера казначейства первый военный бюджет (17 ноября 1914 г.), защищал принцип финансирования войны по возможности с помощью налогов следующими соображениями: "Легче, - сказал он, - повышать налоги в период войны и понижать их в мирное время, чем повышать даже относительно низкие налоги во время мира… Под угрозой непосредственной опасности люди охотно расстаются с чем угодно, лишь бы предотвратить бедствие, угрожающее стране, которую они любят… Каждые 20 миллионов, взятые в год во время войны, составляют уменьшение на 4 или 5 миллионов тех постоянных тягот, которые будут наложены впоследствии на страну".

На практике никому не удавалось вести войну исключительно с помощью налогов, но Англия всегда держалась правила, что возможно большая часть военных издержек должна покрываться посредством обложения. Во время Наполеоновских войн и Крымской войны доля военных расходов, покрытая из налоговых источников, доходила до 47 %, но в период мировой войны она составляла всего 28 %. Ввиду небывалых военных издержек и Англии пришлось, наряду с сильным увеличением налогов, заключать займы на значительные суммы и прибегать к бумажной денежной (казначейской) эмиссии.

Критика упрекала руководителей английскими финансами в том, что они с самого начала недостаточно пользовались обложением для покрытия военных издержек, вследствие чего явились чрезмерное увеличение государственного долга и инфляция. Тем не менее Англия больше, чем какая-либо другая страна, исключая Америку, которая следовала той же политике, сделала все возможное для того, чтобы финансировать войну без излишнего обременения будущих поколений. Оценивая военно-финансовую политику Англии, американец Гарвэ Фиск замечает в своей книге о государственных финансах Англии: "Англичане и редакторы их газет нападают на свое правительство и критикуют его. Но наблюдателю на расстоянии 3000 миль, спокойно изучающему цифры без всякой другой цели, кроме констатирования фактов, достигнутые (Англией) результаты представляются почти чудесными".

Принципиальные различия между англо-американской и германской системами в значительной степени сгладились на практике: Германия не избегла усиленного обложения, а Великобритания - крупной задолженности. Тем не менее исходные положения обеих систем различны, и это различие резче проявлялось бы и на практике, если бы необычайная продолжительность мировой войны не заставила воюющие государства использовать все возможные источники финансирования. Сам выбор той или другой системы финансирования войны не зависит от воли народных представительств и финансовых руководителей страны. Решающее значение имеет ряд политических и экономических факторов, из числа которых первостепенное, если не первенствующее, место принадлежит экономическому и финансовому состоянию страны, определяющему ее военные ресурсы. Англо-американская система, возлагающая финансовую тяжесть войны главным образом на современное поколение, не всякой стране по плечу. Помимо соответствующих условий государственно-политического и морального характера, она, во всяком случае, предполагает высокий уровень народного благосостояния и устойчивое положение государственных финансов. Ввиду этого не лишено основания мнение, что "каждый народ, когда вспыхивает война, бывает связан наличными факторами своих финансовых возможностей, так что свобода выбора военно-финансовой политики, большей частью, только кажущаяся или, во всяком случае, тесно ограничена" (Кёппе).

Англия

Общая сумма госуд. расходов Англии за шестилетний период войны, 31 марта 1914 г. - 31 марта 1920 г., составляет 11 267 млн ф. ст. Из этой суммы 3605 млн ф. ст. были получены из нормальных источников, 466 млн ф. ст. - путем военных контрибуций, продажи военного имущества и от промышленных предприятий казны, и 7196 млн ф. ст. при помощи займов. Таким образом, поступления из нормальных источников составляют 36,13 % общей суммы произведенных расходов, а средства, полученные при помощи займов - 63,87 %. Государственные расходы Англии за 6 лет войны превысили сумму ее расходов за 225 предшествовавших лет (1688–1914). За весь этот период, отделяющий великую английскую революцию от мировой войны, было израсходовано государством только 10 944 млн ф. ст., т. е. на 323 млн ф. ст. меньше, чем за 6-летний период 1914–1920 гг. Конечно, при этом надо иметь в виду различную покупательную силу денег на протяжении времени, охватывающего более двух столетий.

Из приведенной выше суммы государственных расходов издержки собственно на ведение войны составляют, по исчислению Гарвэ Фиска, 10 208 млн ф. ст., из которых 28,74 % приходится на обложение и 71,28 % - на займы. По годам военные издержки Англии составляли в млн долл. (1 фунт стерлингов равен по паритету 4,866 долл.):

Государственный долг Англии перед войной на 1 августа 1914 г. составлял 653,3 млн ф. ст., из которых 616,3 млн ф. ст., приходилось на долгосрочные займы и 31 млн ф. ст. - на краткосрочные. В первое время по объявлении войны правительство прибегало преимущественно к краткосрочным займам, а в позднейшее время получили преобладание сравнительно долгосрочные займы. На 1 августа 1914 г. долгосрочные займы составляли 94,3 % всей задолженности, а краткосрочные - только 6,7 %. Затем в ближайшие два года доля долгосрочных долгов понижается, а краткосрочных - увеличивается. На 31 марта 1916 г. первые составляют 64,3 %, а последние - 35,7 %. В дальнейшем происходит обратное движение, и на 31 марта 1919 г. долгосрочные займы составляют уже 76 %, а краткосрочные - только 24 %. Последнее отношение является характерным и для общей суммы долгов, заключенных в шестилетний период 1914–1919 гг.

Изготовление взрывчатых снарядов в Англии

Значительная роль краткосрочных займов, особенно в начальном периоде войны, является характерной особенностью английской системы финансирования мировой войны. Некоторые исследователи, напр. германский автор Вилль, ставят указанную особенность в заслугу руководителям английских финансов, в отличие от политики германского правительства в этом вопросе. При помощи краткосрочных займов, к которым широко прибегала также Франция, английскому правительству удалось извлечь из оборота крупные суммы, которые охотно вкладывались их собственниками в краткосрочные бумаги. В дальнейшем краткосрочные займы в значительной части обращались в долгосрочные при помощи конверсий. При заключении займов Англия пользовалась преимущественно старыми источниками. Из общей суммы новых займов, произведенных в период 1914–1919 гг. на сумму 6871,7 млн ф. ст., на долю старых источников приходится 4800 млн ф. ст., или 70 %, а на долю новых, к которым раньше вообще не прибегали, 2071 млн ф. ст., или 30 %.

Как только вспыхнула война, правительство, не имея еще возможности заключить заем, прибегло к помощи Английского Банка, воспользовавшись для этой цели испытанной формой авансов под будущие поступления налогов, Ways and Means Advances. Для пояснения этой формы кредита надо иметь в виду порядок прохождения бюджета в английском парламенте. Для рассмотрения бюджета Палата общин в полном составе превращается в Комитет (Commitee of the whole House). При этом образуются две рабочие комиссии. Одна - Commitee of Supply, рассматривает содержащиеся в государственной росписи сметы расходов (Estimates), подлежащих ежегодному вотированию, а другая комиссия - Commitee of Ways and Means, рассматривает подвижную часть доходной сметы. Ввиду того, что поступление гос. доходов часто не совпадает по времени с производством госрасходов, правительству в таких случаях приходится прибегать к краткосрочным кредитам, с помощью которых антиципируются предстоящие поступления. Подобные кредиты в начале XIX в. получались правительством путем учета в Английском Банке краткосрочных обязательств - Deficiency Bills. С 1867 г. последние были заменены простым кредитованием Английским Банком Государственного казначейства в форме "открытых" кредитов, т. е. авансов (Deficiency Advances). Но эти виды кредитов имели целью выполнение временных задержек в поступлениях по "консолидированному фонду", т. е. той части расходного бюджета, которая не рассматривается ежегодно. Между тем "неконсолидированная" часть бюджета, вотируемая ежегодно, также требовала подобных же кредитов. Для этой цели и были введены обязательства Комитета по рассмотрению доходной сметы - Ways and Means Bills, которые в 1867 г. были также заменены простыми авансами - Ways and Means Advances. К авансам этого рода и прибегло правительство на первых порах для финансирования войны. Общая сумма этих авансов составила за период 1915/16–1918/19 гг. 455,5 млн ф. ст., а на 30 ноября 1920 г. они равнялись 222,6 млн ф. ст. Авансы Ways and Means были кредитами, открывавшимися правительству в книгах Английского Банка. Ими пользовались, когда экстренно требовались средства для военных целей, но затем полученные авансы не погашались из налоговых поступлений, как в мирное время, а заменялись другими обязательствами правительства, т. е. погашались при помощи новых займов, что и было отмечено в печати ("Daily Telegraf", 19 сент. 1917 г.). Доля авансов Ways and Means в общей сумме текущих долгов очень сильно колебалась по отдельным годам, как это видно из следующей таблицы:

В значительно большей степени, чем авансы Ways and Means, служили для финансирования войны те формы текущих долгов, которые были заключены не в Английском Банке, а непосредственно у населения. Это были, прежде всего, Treasury Bills, заменившие собою с 1896 г. старые Exchequer Bills, введенные при Вильгельме III канцлером казначейства Монтэгю. В строе английского финансового ведомства Treasury является учреждением, под контролем которого находятся государственные доходы. По своим функциям оно соответствует русскому понятию казны. Учреждение с казначейскими функциями называется Exchequer, но оно только собирает государственные доходы. Таким образом, Treasury Bills можно назвать билетами казны, a Exchequer Bills - билетами казначейства. Главное различие между ними заключается в том, что Exchequer Bills оплачиваются по капитальной сумме с наросшими процентами, a Treasury Bills выпускаются с учетом и оплачиваются al pari. Те и другие соответствуют, по существу, обязательствам государственного казначейства, или, по русской терминологии, "сериям". Treasury Bills выпускались сроком на 3, 6, 9 и 12 месяцев и учитывались английскими и частными банками. Размеры выпусков Treasury Bills и их погашение видны из следующих данных.

Остаток непогашенных Treasury Bills равнялся:

Процентное отношение Treasury Bills к общей сумме текущего долга было таково:

Как видно из этих данных, Treasury Bills имели особенно важное значение в первые годы войны. Затем их участие в финансировании войны сократилось, но все же они составляли около трети текущего долга Англии. В 1917 г. выпуски Treasury Bills были приостановлены ввиду заключенных в это время долгосрочных военных займов (5 % и 4 %). Treasury Bills принимались Английским Банком с учетом 5 % в платежи по оплачиваемым полностью упомянутым долгосрочным займам.

С переходом к более долгосрочным займам вместо Treasury Bills стали выпускаться обязательства Гос. казначейства Exchequer Bonds сроком до 5 лет. Выпуск 1915 г. был произведен из 3 %, в 1916 г. процент был повышен до 5 % и затем - до 6 %. Общая сумма выпущенных Exchequer Bonds составила 372,1 млн ф. ст. Значительная часть их была погашена через конверсию на военные долгосрочные займы и путем приема их в уплату налога на наследства.

Дальнейшую ступень по пути удлинения срока текущих долгов составляют выпуски "Национальных военных обязательств" (National War Bonds), производившиеся от 1917 г. до 1919 г. Этот заем, разделенный на 4 серии, был выпущен из 5 % и 4 % с погашением через 5, 7 и 10 лет. В общем он дал 1721,3 млн ф. ст. Наконец, в июле 1919 г. был выпущен "Заем победы" ("Victory Bonds") по курсу 85 из 4 % с погашением полугодовыми тиражами с целью консолидирования всех текущих долгов, кроме 4-й серии "Нац. военных обязательств". Для полноты перечня текущих долгов Англии во время войны следует упомянуть еще два вида сертификатов, выпущенных правительством. War Saving Certificates имели целью борьбу с растущей дороговизной, путем обращения излишков денежных средств у населения в кредитные документы. Для пропаганды этой меры велась энергичная агитация с помощью специально созданных для этого организаций, которых в 1918 г. насчитывалось до 40 тыс. Другой вид сертификатов, выпущенных в 1916 г. под названием "War Expenditure Certificates", предназначался для привлечения крупного капитала к финансированию войны. Эта попытка оказалась неудачной.

Французский орудийный завод Крезо

В конце 1914 г. Англия приступила уже к заключению долгосрочных займов, значение которых в английской системе финансирования войны, как было указано выше, с течением времени усиливалось. Всего Англия выпустила в период 1914–1919 гг. шесть долгосрочных военных займов на разные сроки и с различными процентными ставками от 3,5 % до 5 %. К концу 1920 г. военные долгосрочные займы Англии равнялись 2491 млн ф. ст.

Что касается общей суммы государственного долга Англии, включая внешние и текущие долги, то, по официальным данным, сообщаемым в журнале "Economist", движение ее представляется в следующем виде (в млн фунт. стерл.):

"Times" (спец. номер, посвященный Брит. импер., от 24 мая 1923 г.) сообщает след. сведения о состоянии госдолга Империи на 31 марта 1923 г. Из общей суммы госдолга (см. выше) приходится на внутренние долги 6 619 854 000 ф. ст. и на внешние - 1 155 652 000 ф. ст. Сумма долгов, числящихся за доминионами и союзниками в пользу Великобритании, равняется 2 095 815 000 ф. ст., из которых 148 718 000 ф. ст. составляют долг доминионов, долг Австралии равен 90 389 000 ф. ст., Новой Зеландии - 29 482 000 ф. ст., Канады - 13 810 000 ф. ст., Ю. Африки - 11 884 000 ф. ст., прочих доминионов и колоний - 3 153 000 ф. ст.

В переводе на доллары Фридмэн исчисляет увеличение госуд. долга Англии за время войны в 34 056 млн долл. Приблизительно такие же цифры дает Готлиб. Богарт определяет общую сумму займов, заключенных Англией в период 1914–1919 гг., за вычетом произведенных за это время погашений в 28 456 млн долл.

В 1921 г. было приступлено к конверсиям. В апреле этого года был выпущен 3,5-процентный конверсионный заем на сумму 266 млн ф. ст., взамен краткосрочных обязательств на 164 млн ф. ст. В июле того же года были выпущены 5-процентные облигации казны (Treasury Bonds), с правом конвертировать их в 3-процентный конверсионный заем с увеличением на 46 % нариц. суммы конвертированного займа. Кроме того, было конвертировано еще несколько краткосрочных займов ("Man-schest. Guard., Commere", 23– I, 1923 и "Economist", 24– II, 1923).

В результате этих операций уменьшились платежи по госдолгу, но его капитальная сумма в последние годы увеличилась. Так, на 31 марта 1922 г. госдолг Англии равнялся 7676 млн ф. ст., а на то же число 1923 г. - 7773 млн ф. ст. По объяснению канцлера казначейства, сообщенному палате при внесении бюджета на 1923 г., увеличение долга произошло вследствие конверсий, сопровождавшихся понижением процента по облигациям при увеличении их номин. цены, и включения в капитальную сумму долга неуплаченных процентов по американскому займу. Если устранить соответствующие цифры, то получится сокращение долга на 149 млн ф. ст. Что же касается расходов по госдолгу, то благодаря конверсиям они сократились более чем на 5 млрд ф. ст.

Внешний долг Англии, помещаемый в официальном перечне государственных долгов под рубрикой "прочие долги", равнялся на 31 марта 1923 г. 1070 млн ф. против 944 млн ф. ст. в 1918 г. Если вычесть из итога внешних долгов Англии те суммы, которые она дала взаймы своим союзникам во время войны и после заключения перемирия, то получается баланс в ее пользу. Ссуды Англии союзникам и доминионам равнялись на 31 марта 1920 г. 1850,6 млн ф. ст., а ее собственные долги - 4278,7 млн ф. ст., из которых 1046,8 млн ф. ст. составляли долг Соединенным Штатам.

Деревенский женский комитет в с. Слободке Юхновского уезда Смоленской губ. За работой фуфаек для армии

Вся сумма госдолга Англии распадается на фундированный и нефундированный долг[19]. Первый составляет небольшую часть общей задолженности. На 1 авг. 1914 г. фундированный долг равнялся 588 млн ф. ст., на 31 марта 1918 г. - 318 млн ф. ст. и на 31 марта 1923 г. - 314 млн ф. ст. Вся остальная сумма, за исключением незначительной доли срочных аннюитетов, причисляется к нефундированным долгам. В особую рубрику выделяются из нефундированного долга "текущие долги" (Flouting Debt). Сюда входят долги сроком до 1 года: авансы, выданные правительству Английским Банком, суммы, числящиеся за правительством разным учреждениям, и обязательства казны в виде Treasury Bills (на 31 марта 1923 г. - 810 млн ф. ст.). Часть госдолга Англии, приходящаяся на сравнительно краткосрочные займы до 10-летнего срока, значительно возросла за период войны, как видно из след. таблицы.

Процентное отношение долгов на сроки до 10 лет к общей сумме государственного долга Англии

Из общей суммы госдолга Англии на 31 дек. 1919 г. приходилось на сроки до 1 года - 19,30 %, до 5 лет - 20,89 %, от 5 до 60 лет - 55,11 %, вечные[20] - 4,04 %, прочие - 0,57 %.

Государственные долги за время войны (1914–1919 гг.) возросли более чем в 12 раз. Между тем за это время население, национальное богатство и национальный доход не увеличились, вследствие чего бремя госдолга, выражающееся в платежах процентов и погашении, неизбежно должно было значительно усилиться.

Американский исследователь Фридмэн дает по этому вопросу интересные расчеты, сделанные им на основании данных, относящихся к трем моментам в истории Англии: к концу Наполеоновских войн (1817 г.), началу мировой войны (1914 г.) и концу последней (1919 г.). При этом он предполагает, что богатство страны до и после мировой войны осталось без изменений, потому что новые ценности в виде предприятий, возникших за период войны, уравновешивают погибшие. В этом отношении он не присоединяется ни к тому мнению, что богатство Англии уменьшилось под влиянием войны на 10–15 %, ни к тому, что оно возросло за это время на 66 %. Данные о национальном богатстве и доходе, по существу, могут иметь только приблизительное значение, но все же приведенные ниже таблицы Фридмэна дают общее представление о росте госдолга Англии и его относительной тяжести для населения. К началу мировой войны Англия была в 5 раз богаче, чем 100 лет назад, когда кончились Наполеоновские войны, оставившие ей после себя значительный госдолг и тяжелые платежи по процентам и погашению. Но госдолг, вызванный мировой войной, оказался более чем в 9 раз больше, чем тот, который явился результатом Наполеоновских войн. Во столько же раз выше оказались платежи по этому долгу. Сравнительно с 1914 г. госдолг увеличился почти в 11 раз, а платежи - почти в 12 раз.

Переходя к значению обложения в английской военно-финансовой системе, необходимо заметить, что несмотря на стремление Англии финансировать войну преимущественно с помощью обложения, все же в общем итоге львиную долю госрасходов в период войны пришлось покрывать при помощи займов. За время 1915–1919 гг. только 28 % госрасходов Англии были покрыты из госдоходов. Остальное (72 %) было покрыто с помощью госкредита. В этом отношении условия финансирования прежних войн, которые вела Англия, более соответствовали принципам английской военно-финансовой системы.

Тем не менее, обложение было доведено в Англии во время последней войны до очень высокого предела. Ни одна из держав, участвовавших в войне на стороне союзников, не использовала налоговые средства для финансирования войны так широко, как Англия, вследствие чего в настоящее время английское обложение значительно выше, чем в других государствах "Согласия". В начале 1923 г. канцлером казначейства были оглашены в парламенте следующие сведения по этому вопросу ("The Financ. Times", 24–II, 1923 г.):

Обложение на душу населения, (в ф. ст., шиллингах и пенсах)

Из этих данных видно, что в Англии обложение в 3 раза выше, чем во Франции и Соед. Штатах, и главным источником доходов государства по обложению были прямые налоги. В числе последних наибольшее значение имел подоходный налог. В 1914 финансовом году он дал 24 % общей суммы поступлений от налогов и госпредприятий, в 1915 г. - 30,6 % и в 1916 г. - 38,1 %. С 1917 г. было введено обложение высоких прибылей, давшее в 1917 г. - 24,4 % названных выше поступлений, в 1918 г. - 31,1 % и в 1919 г. - 32,1 %. Таким образом, поступления от прямого обложения принесли почти 65 % общей суммы госдоходов от налогов и госпредприятий.

Общая сумма госдоходов (не считая займов) увеличилась к 1919 г. сравнительно с 1914 г. в 4,5 раза, а величина обложения - в 4,8 раза. Поступления от подоходного налога возросли за тот же период времени в 6,17 раза, а в совокупности от подоходного налога и налогов на прибыль - в 12,20 раза. Поступления от косвенных налогов увеличились значительно слабее: таможенный доход - в 2,98 раза и акцизы только в 1,50 раза. Поступления из неналоговых источников увеличились за то же время в 2,97 раза. В бюджете на 1920–21 гг. сумма госдоходов была исчислена в 7,5 % выше, чем в бюджете 1912–13 гг., а нормальный послевоенный бюджет, по предположению канцлера казначейства, будет превышать довоенный приблизительно в 4,6 раза, не считая платежей по англо-американскому долгу. Дефицит появился в английском бюджете во время последней войны впервые в финансовом году, закончившемся 31 марта 1915 г., и затем повторялся из года в год до 1920 г. включительно. В 1921 г. (30 марта 1920 г. - 31 марта 1921 г.) доходы дали превышение в 230,5 млн ф. ст., в 1921–22 гг. - 45,6 млн ф. ст. и в 1922–23 гг. - 101,5 млн ф. ст. ("The Statist", 7– IV - 1928 г.).

Третий источник финансирования войны - эмиссия бумажно-денежных знаков, - сыгравший видную роль во всех европейских государствах, участвовавших в мировой войне, был использован и в Англии в целях регулирования денежного обращения в значительно меньшей степени, чем на континенте. 6 авг. 1914 г. парламент принял закон о денежном обращении и банковских билетах (Currency and Bank Notes Act), уполномочивший правительство выпускать казначейские билеты достоинством в 1 фунт и 10 шиллингов. Эти билеты называются Currency Notes и находятся в обращении до сих пор. Как источник финансирования войны, эмиссия Currency Notes не имела значения. Что касается ее роли в области денежного обращения, то об этом см. ниже "Денежный кризис эпохи мировой войны".

Франция

Военные издержки Франции, по сообщению докладчика финансовой комиссии сената Поля Думерга, составили за время от 1 авг. 1914 г. по 31 июля 1920 г. 233,3 млрд франков (88 млрд зол. руб.). Военные издержки Франции были покрыты, главным образом, при помощи займов (около 69 % военных расходов). Затем следуют налоги и доход от монополий, покрывшие вместе около 19 %, и авансы Французского Банка, на долю которых приходится почти 12 %.

Военные расходы Франции (Friedman "Internat. Finance")

В ряду источников финансирования войны обложение имело более слабое значение, чем в Англии, и существенно отличалось от последнего по своему характеру. Франция, в отличие от Англии, очень мало усилила обложение в период войны. Государственный доход Франции от обложения, включая и монополии, составил в 1913 г. 5089 млн фр., в 1914 г. - 3809, в 1915 г. - 3799, в 1916 г. - 5016, в 1917 г. - 6186 и в 1918 г. - 6534 млн фр. Если принять за 100 цифру 1913 года, то последующие цифры выразятся в 79, 96, 119 и 127.

В то время как во Франции годовое обложение на душу населения увеличилось за 1914–1918 гг. с 90 франков до 103, в Англии оно поднялось с 95 франков до 265. Правда, в дальнейшем, как было показано выше, тяжесть французского обложения значительно повысилась, но все же в 1920 г. оно было в 3 раза ниже на душу населения, чем в Англии. Что касается форм обложения, то отличие французской налоговой политики от английской заключалось, главным образом, в преимущественной роли в Англии прямых налогов, между тем как во Франции преобладало косвенное обложение. Подоходный налог дал во Франции 5 % всех налоговых поступлений, а в Англии - более 42 %. Налоги на военную прибыль принесли во Франции 10,8 % по отношению к общей сумме налоговых поступлений, а в Англии - 38,6 %. Зато косвенные налоги на потребление имели первенствующее значение во Франции, где на их долю пришлось 84,2 % всей суммы налоговых поступлений против 19,3 % - в Англии. Английская система обложения основывалась на сравнительно немногих налогах при высоких ставках обложения; французская прибегала к многочисленным видам косвенного обложения.

Сравнительно слабое использование Францией обложения, как источника финансирования войны, и преобладание во французской налоговой системе косвенного обложения соответствовали традициям французской финансовой политики, которая всегда охотнее прибегала к займам, чем к повышению налогов. В особенности подоходное обложение не пользовалось популярностью, вследствие чего проект подоходного налога не мог в течение многих лет пройти через законодательные палаты и только незадолго перед войной стал, наконец, законом. К началу войны во Франции не успел еще выработаться механизм подоходного обложения, и население не привыкло к нему, вследствие чего финансовая система по-прежнему основывалась на косвенных налогах. К этому присоединились и некоторые специальные причины, сокращавшие поступления от подоходного налога. Это - оккупация германскими войсками северных департаментов, доставлявших более 15 % госдоходов, призыв в войска свыше 89 % мужского населения в возрасте от 20 до 47 лет, объявление моратория, отсрочившего поступление многих доходов, подлежавших обложению.

Сравнительно слабое использование обложения для финансирования войны заставило Францию усиленно прибегать к другим источникам - займам и авансам Французского Банка, что, в свою очередь, неблагоприятно отразилось на финансовом и экономическом положении страны. Последствия такого направления французской политики особенно тяжело сказались после заключения мира, когда перед Францией стала на очередь задача восстановления ее народного хозяйства.

Переходя к анализу госуд. долга Франции, приходится отметить, как характерные черты его развития во время войны, преобладание внешних зай


a-chelovekom-roditsya-eshe-trudnee.html
a-cherez-neskolko-dnej-vojdya-v-foje-doma-oficerov-vmeste-s-sestroj-ivan-uvidel-devushku-v-modno-odetom-palto-v-malenkoj-fetrovoj-shlyapke-stoyavshuyu-k-nemu-spinoj-v-krugu-lejtenantov.html
    PR.RU™