А. е. до геостационарной орбиты Шаньси.

Тяжелый крейсер ВКС Иерархии «Дикарар».

Боевой Информационный Центр.

Рикт-офицер Мариус Корр был на редкость угрюмым турианцем. И таким же безэмоциональным. Многие считали это недостатком, однако в армии Иерархии к подобным качествам относились нейтрально. Куда более командующих офицеров интересовали такие черты характера, как преданность, дисциплинированность, смелость… Мариус был расчетливым, циничным солдатом, беспрекословно выполняющим любые, даже самые бесчеловечные приказы. Но смелым он не был никогда. «Слабость» - скажет вам любой гражданин Иерархии, но Корр, в отличие от большинства своих сограждан, помнил слова первого Примарха, объединившего весь Палавен под своим знаменем: «Смелые воины остаются лежать на поле боя, и лишь умные – празднуют победу».

- И как же называется этот зеленый шар? – спросил Корр, разглядывая в обзорный иллюминатор представшую во всей своей космической красе Шаньси.

- КХ18-4. Неприглядное название, согласись, - ответил ему стоящий рядом кирд-офицер Джазилл. – Но планета красивая, жаль будет там все взрывать.

- Мне больше будет жаль наши бомбы…

Старший помощник Викт Джазилл не ответил. Он привык к извечному пессимизму Корра, чего нельзя было сказать о других членах экипажа «Дикарара». Мариус был отличным боевым офицером, ценился начальством и имел уважение подчиненных. Каждый солдат в 62-ой ударной флотилии знал – если командует рикт-офицер Корр, бессмысленной бойни можно не ждать, потому как потомственный военный, прошедший не один вооруженный конфликт, знал и исповедовал старую армейскую истину: «помогай солдату, и солдат поможет тебе». Да, он был почти идеальным командиром, но далеко не идеальным турианцем. Тяжелый характер, врожденная прямолинейность и полное отсутствие даже намека на такт делали его нежеланным гостем в мирное время. Но к радости командира 32-ой десантной роты, это время было на исходе.

- Капитан на мостике! – гаркнул один из операторов и рассматривающие медленно растущую в иллюминаторе планету военные синхронно развернулись.

Не обращая внимания ни на одного турианца, присутствующего в просторном, вытянутом, подобно морской рыбе, отсеке, капитан тяжелого крейсера миновал вытянувшихся по струнке канониров и, сдержанно кивнув отдавшим честь офицерам, занял свой, окруженный информационными терминалами, пост.

- Внимание! – объявил безжизненный голос ВИ по громкой связи. – Всем командирам десантных подразделений прибыть на нижнюю палубу! Расчетное время начала высадки будет сообщено отдельно.



Викт еще несколько секунд смотрел на маленький диск закрепленного под потолком динамика и, что-то обдумав, повернул голову в сторону застывшего в строгой позе товарища.

- Удачи, Мариус.

- Я не верю в удачу.

Вскоре гулкие шаги облаченного в тяжелую броню десантника стихли, и старший помощник Джазилл остался в одиночестве, хоть и был окружен десятками взволнованных специалистов. БИЦ жил своей, напряженной жизнью: переговаривались операторы, попискивали чуткие приборы, туда-сюда сновали чем-то озабоченные связисты. Все шло своим чередом, и лишь старый кирд-офицер не мог оторвать взгляд от линии восхода планеты, разделяющей ее на светлую и темную часть. Будто завороженный, он вглядывался в окутанное маревом атмосферы пространство, словно пытаясь разглядеть новых соседей по галактике. Соседей, чье знакомство с гордыми потомками птиц вот-вот состоится.

До вторжения оставалось 24 минуты.


Глава II: The Invasion

Part One

«В современной войне… Ты погибнешь, как собака, без достойной причины».

Эрнест Хемингуэй

День вторжения, 2157 год.

Окрестности города Арайс (Шаньси).

Расположение 9-го пехотного полка.

Медицинская часть.

- …развертка же основных блоков осуществлялась усиленной санитарной бригадой, без участия сторонних лиц. Таким образом, полная развертка мобильного корпуса, без установки модулей класса «три «А»», заняла пятнадцать минут тридцать четыре секунды, что с учетом…

Сидя за рабочим столом в собственном кабинете, Гаррет, подперев голову кулаком, в задумчивости вертел белоснежный стилус, слегка поблескивающий в тусклом свете утреннего светила, чьи непривычно бледные для землянина лучи обильным потоком проникали сквозь тщательно вымытое стекло широкого окна. Его рабочее место представляло собой продолговатое помещение с расположенной справа гидравлической отсечкой, по многолетней привычке именуемой «дверью». Единственное, но, стоит заметить, крупное окно было смонтировано в торцевой стене кабинета с таким расчетом, дабы солнечный свет мог освещать каждый уголок этого, расположенного на втором – и последнем – этаже помещения небольшого здания полкового госпиталя. Впрочем, под привычное понимание слова «военный госпиталь» это строение никак не подходило, на деле являясь скромной медицинской частью, куда стремились все солдаты, подхватившие банальную простуду или же другую, не более опасную заразу. Самое интересное здесь располагалось не в этих пропахших запахом лекарств стенах, а под землей, на глубине в десять метров, где в громадных, погруженных во тьму помещениях хранились современные медицинские модули быстрой развертки, позволяющие за считанные минуты развернуть полноценный госпиталь там, где это необходимо.



Кабинет капитана, как и само здание, не отличался грандиозными размерами – не более чем полтора десятка квадратных метров полезной площади было уставлено несколькими шкафами со всевозможным содержимым, кое-какой нехитрой аппаратурой, преимущественно белого, «стерильного» цвета, да двумя заваленными привычным хламом столами, за одним из которых и восседал Стивен.

- …что с учетом последних директив, укладывается в стандартный норматив для кода «Алый-Три», - наконец закончил еженедельный доклад о результатах учебного развертывания помощник Стивена, специалист Дюран.

Капитан, коему выпала честь принять на себя обязанности старшего дежурной смены, отложил чуть вытянутую с одного края, пластиковую палочку, и, приняв более серьезный вид, поднял взгляд на ожидающего санитара.

- Какой норматив для кода «Одиссей»?

Специалист Гарольд Дюран на пару секунд задумался, вылавливая в океанах памяти уже порядком осточертевшие цифры.

- Десять ноль-ноль, сэр. Норматив одинаков для всех кодов класса «Вторжение».

- Они были отработаны?

- Никак нет, сэр. Приказ майора был четок – работать только по классу «Т-Угроза».

Стивен раздраженно фыркнул.

- Хорошо, Дюран, занеси рапорт в ежемесячный отчет, - капитан бросил мимолетный взгляд на браслет инструментрона, в пассивном режиме выполняющий функцию наручных часов. – Скоро повалят солдаты с чертовым насморком.

Санитар согласно кивнул и, засунув более не нужный планшет в глубокий карман белого халата, опустился в кресло своего рабочего стола, стоящего в паре шагов от металлического шкафа с наиболее часто применяемыми медикаментами. Специалист небрежным движением провел по голографическому экрану компьютера, выводя его из режима бездействия и, проведя несколько нехитрых операций, подключился к общей гарнизонной сети. Дюран был не лучшим санитаром, которого можно было найти в их штате, и причиной тому была канцелярская работа, кою капитан скидывал на подчиненного с завидной регулярностью. Бесконечные отчеты, рапорты и курьерские поручения не давали Гарольду времени для раскрытия своего профессионального потенциала, что, впрочем, на данном этапе его абсолютно не заботило. Он не собирался задерживаться в нынешнем, пусть и выпадающим из общей системы, но все равно крайне скромном звании, и, уже год служа в планетарной пехоте, практически собрал нужную сумму, необходимую для повышения своего образования.

Широкое окно, расположенное справа от Стивена, давало достаточно света для комфортной работы, и даже то обстоятельство, что вид из него открывался на постоянно гудящий плац и низкие ангары с куполообразной крышей, не портило общего, умиротворенного впечатления. Казалось бы, военный гарнизон из сотен вечно взмыленных солдат, десятков ревущих бронемашин и множества однотипных, уродливых зданий отрицает само слово «спокойствие», но Гаррет находил в подобном окружении свои плюсы. Он ценил порядок во всех его проявлениях, и пусть педантичностью Стив никогда не страдал, но жесткая структура, буквально пронзающая эти стены и заставляющая всех обитателей обнесенной высоким забором территории жить по своим законом была ему по душе.

- Сэр… - негромко позвал Гарольд, оторвав взгляд от монитора.

Капитан с видимым усилием прервал вялотекущий поток навеянных размышлениями образов и, поднявшись из-за стола, вопросительно уставился на санитара.

- Чего у тебя там? – подойдя к помощнику, спросил военврач.

- Нет соединения со спутником, - пояснил Дюран. – Первый раз такое.

- Ерунда, - отмахнулся Гаррет, заглянув в экран. - Проверь сетевой распределитель.

- Есть, - кивнул солдат и, поднявшись, покинул помещение, мысленно проклиная тех загадочных специалистов, что монтировали здесь оборудование связи.

Стив проводил санитара взглядом и, неспешно подойдя к окну, скрестил руки на груди, задумчиво глядя на ровные ряды выстроенных перед казармой солдат. В одинаковом, свето-сером камуфляже, они казались бездушными болванчиками, созданными лишь для исполнения воли командиров. Одинаково… все в них было одинаково, и ни пол, ни тем более другие детали, рознящие их между собой, не могли изменить это впечатление.

День вторжения. 2157 год.
Окрестности города Арайс (Шаньси).
Расположение 9-го пехотного полка.
Близ казарм 4-ой роты.


- Грей… как банально бы это ни звучало, но ты давно проходил осмотр у психиатра?

- Три месяца назад, сэр. Плановый медосмотр.

- Будь добр, посети доктора Коэна еще раз. И уже потом мы поговорим о вторжении внеземных форм жизни, хорошо?

- Но сэр…

- Встаньте в строй, солдат, - спокойно, даже несколько устало приказал второй лейтенант.

Поправив кепи и отсалютовав офицеру, Джейсон развернулся и, щелкнув каблуками, быстрым шагом направился к замершим, словно каменные изваяния, сослуживцам. Рядовой первого класса буквально кожей ощущал снисходительный взгляд взводного, но, как ни странно, осуждать своего командира боец не собирался. Да, он верил словам Джесс, и отлично понимал, что мог означать ночной разговор старших офицеров, но будь он на месте вечно спокойного и неторопливого лейтенанта Янга… Нет, лучше ему не быть на месте лейтенанта Янга – Грей никогда не питал теплых чувств в отношении всякого рода фантазий. И, если уж быть до конца честным, то в глубине души Джейсон был уверен, что вся эта ситуация не более чем чья-то осадная ошибка. Во всяком случае, в это он хотел верить.

Встретившись взглядом с замершей посреди строя Модд, Джейсон отрицательно покачал головой и, разглядев, как она отвернулась, что-то быстро прошептав, преодолел последние метры, разделяющие его и широкоплечего мастер-сержанта Дайса.

- Чего лейтенант? – неопределенно спросил коренастый пехотинец.

- Ничего важного, - отмахнулся Грей, втиснувшись между сержантом и капралом Брайном.

Дайс ухмыльнулся, но промолчал, а Брайн же и вовсе не обратил на рядового никакого внимания, по всей видимости, желая поскорее покинуть это навевающее тоску мероприятие. Джейсон мельком осмотрел форму и, удовлетворившись результатом, устремил взор за горизонт. Зеленые шапки высоких холмов, залитые светом белой, теряющейся на фоне огромных, клубящихся облаков звезды, разрубали линию горизонта, более похожую на причудливую диаграмму в чудовищном масштабе.

- Р-рота! – гаркнул майор. – Смирно!

Сто с небольшим солдат, и без того собранных и замерших, подобно восковым фигурам, вытянулись еще сильнее, не желая неосторожным движением разгневать сурового офицера.

- Взводным! Доложить о готовности! – высокий, уже немолодой мужчина обвел строй пристальным взглядом.

Майор Кристофер Брайсон являлся командиром 4-ой роты 2-ого батальона все того же 9-ого полка планетарной пехоты уже больше трех лет и, несмотря на положительные характеристики вышестоящих офицеров, до сих пор не продвинулся по карьерной лестнице ни на йоту. В свои тридцать восемь лет кадровый военный, начинавший службу еще в морской пехоте ССШ, имел за плечами не только с десяток служебных поощрений, но и настоящую боевую награду – неслыханная редкость для эпохи мира и процветания. Однако ни это, ни образцовая служба вкупе с выслугой в два десятилетия не исправляли положения, так что майор, по неведомым рядовому составу причинам, продолжал занимать скромный пост командира роты в несоответствующем должности звании.

Абсолютно ровный, будто бы выстроенный по невидимым нитям строй нарушили сразу четыре фигуры. Одетые точно так же, как и подчиненные, взводных отличали лишь нашивки младшего комсостава, да сияющие серебром лейтенантские лычки на воротниках форменных курток. Четыре вторых лейтенанта (избирательная педантичность отдела кадров порой удивляет) одновременно, повинуясь отработанному до автоматизма инстинкту, вышли из общего строя, сделав всего один выверенный до миллиметра шаг.

- Первый взвод построен в полном составе, сэр!

По глубочайшему убеждению Джейсона, ротный не имел заболеваний, связанных со слухом, однако лейтенант Роджер Янг, по всей видимости, считал своей священной обязанностью громогласно оповестить всех окрестных кротов (конечно же, если они имелись на этой чудной планете) о готовности своего подразделения к очередному трудовому дню.

- Второй взвод построен в полном составе, сэр! – вторила своему коллеге Кэтрин Шэлл, чистокровная американка, комплекцией же более напоминающая фанатичного завсегдая тренажерного зала. Впрочем, им она, по сути, и являлась, с той лишь разницей, что бедным парням (да и девушкам) из 2-го взвода приходилось соответствовать требованиям этой ходячей рекламы протеиновых препаратов. Нет, Грей и сам был не прочь поработать с железом, но женщина, пусть и солдат, в его глазах все же должна была выглядеть… женщиной.

- Третий взвод построен в полном составе, сэр! – отчеканил лишь неделю назад получивший почетную должность комвзвода лейтенант Макфолл.

Оставшийся офицер в точности повторил унылую процедуру, лишь слегка смазав общую картину, чуть замявшись с докладом.

- Встать в строй, - скомандовал Брайсон, и лейтенанты тут же затерялись среди подчиненных. - Рота! Нале-во!

Вся сотня сонных бойцов синхронно повернулась на девяносто градусов, ожидая неизбежного «Ша-агом! Ма-арш!» Но, вопреки всеобщим ожиданиям, Брайсон не спешил подавать положенную команду.

- Вот те раз… - прошептал стоящий перед Джейсоном мастер-сержант.

Грей проследил за взглядом Дайса и так же впал в легкую оторопь. Командир роты, несмотря на свое известное пренебрежение к различного рода технологическим новинкам, во всю глядел на интерфейс своего личного инструментрона. Рядовой, да и, по крайней мере, половина личного состава подразделения, впервые видела, чтобы майор пользовался данным устройством, да еще и посреди построения. Кристофер Брайсон, конечно же, не испытывал стойкой неприязни ко всему новому и современному, но всякий раз пользовался подобными благами цивилизации лишь из крайней необходимости, предпочитая общению удаленному общение личное.

- Накрылся завтрак, - раздраженно констатировал капрал Брайн.

- Разговоры в строю! – прикрикнул Янг и, взглянув на застывшего, аки гипсовая статуя, офицера, осведомился. – Сэр?

Солнечный диск находился почти за спиной у комроты, так что никто из уставившихся на командира солдат не мог разглядеть его лица. Им был виден лишь темный силуэт: широкие плечи офицера были расправлены, голова слегка опущена, а невидимый пехотинцам взгляд направлен на раскрывшееся перед ним голографическое изображение.

- Сэр? – повторил второй лейтенант.

Ответа не последовало.

День вторжения, 2157 год.

Арайс, Шаньси.


a-klassa-maou-licej-ekonomiki-i-osnov-predprinimatelstva.html
a-klinicheskij-diagnoz-podtverdilsya.html
    PR.RU™